все новости
репортажи

Клубная история Питера от программного директора Эрарты

19 Октября 2012

Денис Рубин в проекте «Музыканты о музыке» рассказал о том, как организовывал концерты самых разных исполнителей. И это не просто его личная история. В ней отразилось время, когда западная музыка была полулегальна, когда в Питере появились первые клубные площадки и когда, наконец, практически всё стало можно и доступно…

— Если вы меня спросите, что нужно, чтобы стать музыкальным промоутером, я отвечу довольно банально: нужно любить музыку, — начал Денис. — В детстве я слушал группы «Форум» и Modern Talking. Потом нашлись люди, которые познакомили меня с ленинградским роком, и я долгое время был уверен, что главное в музыке — это русский текст. А потом постепенно я стал знакомиться с мировой музыкой. В советское время у меня было два источника знаний — журнал «Ровесник», где о музыке рассказывал Артемий Троицкий, и питерский журнал «Экзотика», который писал про экзотическую для нас западную музыку. Единственный продвинутый музыкальный магазин был на Пушкинской, 10. Потом стали открываться и другие точки. В одну из таких я пошёл работать продавцом.

Я получил доступ к кассетам, дискам. Я буквально сидел на музыке. Покупатели считали нас экспертами. И вот мой знакомый открыл на Невском клуб «Сайгон», а меня пригласил быть арт-директором. В то время я и не знал, что это такое. Но решил попробовать. Тогда организация концертов была делом, далеким от коммерции. Музыканты часто выступали бесплатно или за еду. Хотя в «Сайгоне» играли «Ленинград», «Улицы», «Снега», Tequilajazzz.

В 2003 году открылся клуб «Платформа». Он создавался уже по московскому образцу: там была неплохая кухня, уютная обстановка. Человек шёл даже не на концерт, а в определенную атмосферу. И к музыкантам относились по-другому, давали им зарабатывать. Там было много ярких концертов. Одно из самых больших потрясений — группа Chumbawamba — британские анархисты, панки, которым было уже по 50 лет. Бельгийская группа dEUS, которая привыкла играть на стадионах, но приехала в наш маленький клуб, потому что им нравился Петербург. Помню, в очереди на этот концерт я видел Сашу Васильева («Сплин»), ему очень нравились эти музыканты. Однако вскоре «Платформа» закрылась, мы подрались с хозяевами — в буквальном смысле. Зато мы открыли клуб Place, который до сих пор существует...

Денис ставил музыку тех команд, концерты которых он организовывал. А также рассказал о клубах «Сочи» и «Танцы». О том, что на 30 удачных привозов артистов приходится 70 неудачных. И это не зависит от качества музыки. Бывает, что отличные музыканты собирают в клубе всего 20 человек. По словам Дениса, сейчас музыкальные вкусы изменились. Люди слушают более сложную, вычурную музыку, пост-рок, электронику.

— Я рад, что удалось открыть для Питера удивительного музыканта Dub FX. Он начинал как уличный битбоксер, а теперь весьма известен. Он делает музыку без инструментов — голосом и семплером. А знаете, кого я мечтаю привезти в наш город? Гэвина Брайерса — английского композитора из новой классики, автора знаменитого сочинения «Крушение Титаника», где музыканты играют ту же музыку, что звучала на корабле, и заканчивают свои партии под водой...

Сейчас Денис организует концерты в Эрарте. И здесь также звучит самая разная музыка. Полные залы собирали «тяжелая» российская группа «Психея», лирический поп-рок коллектив Non Cadenza, японский DJ Krush, канадская дроун-метал группа Nadja. Музыкальная история продолжается...

/
Ольга Сафрошина — текст; Евгений Елинер — фото