все новости
репортажи

«Информация» от Екатерины Флоренской

12 Декабря 2009

В галерее «Борей» проходит выставка живописи Екатерины Флоренской «Информация».

Еще три-четыре года назад «А & О» Флоренские казались вездесущими: то у них персональная выставка, то мультфильм новый, а то и вовсе книга избранных сочинений. Сегодня работы «золотого века» Флоренских прописались в галерее Гельмана, а художники как-то притихли. Зато появился достойный продолжатель традиции.

Екатерина Флоренская — дочь Ольги и Александра уже не в первый раз заявляет о себе персональной выставкой.

Работы Екатерины продолжают начатую родителями тему въедливого изучения загадочных явлений действительности: Ольга Флоренская провела некогда графологическое исследование, пытаясь выявить особенности «бытового шрифта» — того самого, которым подписывают ценники в магазинах и пишут анонимные любовные письма, а Александр Флоренский ломал голову над предназначением причудливых башенок, рассыпанных в советское время по петербургским крышам. Это лишь малая доля «научного наследия» художников. Пожалуй, страсть к собиранию, систематизации и научному осмыслению — фамильная черта Флоренских. Важно знать, что Наталья Флоренская, мать Александра Флоренского, художник на службе науки, проиллюстрировавший ряд трудов по зоологии и ботанике. И кстати, 15 декабря в «Борее» открывается выставка сестры Александра — Анны Флоренской. Возможно, в скором времени мы станем свидетелями ребрендинга «А & O Флоренских».

В творчестве Екатерины Флоренской прослеживается унаследованная от родителей основательность в разработке той или иной темы и страсть к превращению в «кунстштюки» всякого абсурдного барахла, вроде польских спичечных коробков.

Проект «А & O» должен разрастись, как минимум в «Кунсткамеру Флоренских».

Екатерина подошла к формированию экспозиции с научной тщательностью, разделив ее на несколько серий. Реальные «Пейзажи Воронежа», открывающие выставку, перекликаются с замыкающими выставку виртуальными пейзажами — скринами из интернета. Казалось бы, формализованное изображение залепленных баннерами фасадов торговых павильонов — веселая придурь, сродни умиленному коллекционированию Ольгой Флоренской корявых надписей, например, на кастрюлях их детского сада. Но работы Екатерины это не песнь анонимным дизайнерам: в них сдержанное документирование действительности и чувство тревоги, вызванное замкнутостью в узком пространстве целых миров, таких как «Мир Крепежа» и, например, «Мир перчаток».

Надписи на баннерах становятся посланиями из иных миров. Вы никогда не узнаете, что есть «Урса», если не рискнете переступить порог «Хозоптторга».

Картины серии «Пейзажи Воронежа» напоминают работу Сэнли Довуда Santa Monica (2003), красующуюся на обложке одного из последних альбомов Radiohead. Благодаря обилию рекламы мир становится все более размытым, а фасады зданий уже не отличить от пульсирующих баннерами интерфейсов поисковых программ.

Между масштабными серями «Пейзажи Воронежа» и «Интернет» в самом узком зале «Борея» рядом с изображениями книжных стеллажей приютились миниатюры серии «Wish list». Не удивительно, что одним из желаний утомленного мерцанием монитора художника является: «Я хочу в Твин Пикс».

/
Павел Маркайтис, текст и фото