все новости
репортажи

Обнажение спорно

08 Декабря 2009

Акт и портрет, фотография и скульптура от Дейнеки до Смелова.

Кураторы выставки Вальран и Энвер взялись за трудновыполнимую, но любопытную задачу. За каламбурным названием выставки скрывается ни много ни мало, попытка проследить традицию изображения обнаженного тела в самых телесных видах искусства — пластике и фотографии. Благо ограничились Россией ХХ нач. ХХI вв., весьма спорным периодом, в рамках которого неоднократно схлестывались различные эстетические парадигмы. На двух этажах выставочного зала Музея городской скульптуры разместились работы классиков и современников.

Как и многие выставки, курируемые художником Вальраном — психологом и знатоком ленинградского фотоавангарда, «Обнажение спорно» затрагивает тему свободы творчества в условиях того или иного социального контекста. Замалчиваемая в советское время тема чувственного оказалась невероятно живучей. Напрасно сегодня ругают глянцевую фотографию и мертвенную бледность моделей. Живые, настоящие, истинно чувственные советские фотографии 70-х и 80-х невольно вызывают комический эффект, сходный с брезгливым энтузиазмом рыскающих по социальным сетям умников, выискивающих любительские фотографии обнаженных девушек на фоне ковра. Мастерский снимок пышной красавицы, лезущей на березу или обнаженной в интерьере советской кухни 80-х, где молодое, прекрасное тело расцветает между холодильником «Донбасс» и настенной пластиковой хлебницей, волнует куда меньше, чем домашняя фотосессия Миллы Йовович. Странно, что современная цифровая фотография, представленная на выставке, практически ничем не отличается от советской: зрителю явлены обнаженные обитатели Лисьей бухты в Крыму и красавицы с милым славянским типом лица.

Спорно, что кураторы не уделили должного внимания таким знаковым явлениям рубежа веков, как глянец, порнография, размывание гендера и т.д. и т.п., сосредоточившись на сентиментальных образах красавиц. Интригующее название несколько обманывает зрителя, предлагая вместо порно целый ряд тем для осмысления. Представленная скульптура весьма условно вписывается в концепцию выставки. Например, бюсты работы Диллон, Самохвалова и Вайнмана — скорее психологические портреты, которые выступают своеобразным фоном, висящим по соседству «бесстыжим» фотографиям ленинградских фото-экспериментаторов.

/
Павел Маркайтис, текст и фото