Все новости
репортажи

Кажущаяся простота: в Эрарте выставились сразу два художника ― Юрий Татьянин и Мария Гаркавенко

16 Апреля 2011

Экспозиция липецкого художника Юрия Татьянина называется «Мёртвый заяц ― наше всё», а в соседнем зале Эрарты расположились работы петербурженки Марии Гаркавенко из цикла PRAXIS.

― Две персональные выставки, объединенные на одном этаже в смежных залах, ― это некая кураторская вольность, ― говорит куратор Павел Маркайтис. ―Потому что художников ничего не связывает, они не принадлежат к одной художественной группе и никогда раньше не видели друг друга. Но все же нечто общее у их работ есть. Они так или иначе обращаются к мифу, отсюда интерес к архаике, к любопытным формам...Так, Юрий Татьянин использует известный миф о немецком художнике 20-го века Йозофе Бойсе, который создавал перформансы под названием «Как объяснять картины мёртвому зайцу».

― Сначала в моих картинах были Бойс и зайцы, а потом зайцы, как и положено, стали размножаться и самостоятельно действовать. Вот и получилось, что мёртвый заяц живее всех живых, ― рассказывает Юрий Татьянин. ― Я в основном работаю на поле советских мифов и мещанских стереотипов. Это и отсылка к детству, когда все девочки были снежинками, а все мальчики ― зайчикам. А еще для меня заяц ― это некий городской юродивый, который может говорить всё что угодно. Вот, например, работа «Осторожно, сосули!». Петербург уже стал городом сосулей. Предлагаю сделать искусственные сосули, чтобы летом повесить их на Невском, пусть падают на головы нерадивых чиновников-взяточников...

Татьянин может взять Бойса с зайцами, Ван Гога, Малевича или Достоевского, написать их маслом на холсте или даже на куске ковра и увенчать всё звучным лозунгом. Получается ярко, остроумно и на злобу дня.

Работы же Марии Гаркавенко отражают не последние культурно-социальные события, а извечные духовные поиски человеческой души. Она начала работать над своей серией в 2007 году по приглашению музея антропологии Штутгарта. Там должна была состоять большая выставка, посвящённая шаманам Сибири. Так возникла серия про духовные практики PRAXIS.

― Я стала изучать шаманство, пропустила это через свой собственный опыт. Вся наша жизнь – это некая духовная практика. Все мои работы без названия. Искусствоведы долго думали, как определить мой стиль, но так ничего и не придумали...

При кажущейся простоте работы Марии Гаркавенко многослойны как в переносном, так и в прямом смысле – на некоторых работах до 12 слоев краски....

Обе выставки продлятся до 10 мая.

/
Ольга Сафрошина, текст; Владимир Яроцкий, фото