Все новости
репортажи

Кофе как глоток свободы

05 Марта 2014

Известно, что Петербург — город трех революций. Но, по мнению историка и журналиста Льва Лурье, в 1960–1970-е годы здесь произошла еще одна революция – кофейная.

Эспрессо как напиток интеллектуалов и творцов, работа кофеварщицей на Невском как знак престижа, кафе как место встреч богемы, запрещенных поэтов и художников — об этом и о многом другом Лев Лурье рассказал в Эрарте на лекции «Великая кофейная революция».

Кофе появился в России при царе Алексее Михайловиче, но тогда его пили в основном без сахара и молока как горькое лекарство. За столом его начали подавать при Петре Первом и Екатерине Второй.

Лев Лурье рассказал о самых известных кафе Петербурга. И пальма первенства здесь, несомненно, принадлежит кондитерской «Вольфа и Беранже», открытой в начале XIX века, где сейчас расположено «Литературное кафе». Там часто бывал Пушкин. Поэт сидел в стильных интерьерах, пил кофе, читал газеты на французском языке и ощущал себя, как в Европе, в которую поехать не мог. В этом же заведении Достоевский познакомился с вольнодумцем Петрашевским. По легенде, здесь же Чайковский выпил стакан некипяченой воды, после чего умер от холеры.

Кофейные зерна были так называемым «колониальным товаром». Когда советская власть запретила свободное хождение валюты, кофе почти исчез. Советским людям предлагали заменители, например, кофейный напиток «Колос» из ячменя.

В середине 1960-х при Никите Хрущеве кофе снова пришел в Россию. И этому способствовала борьба за независимость стран Африки. Бывшие колонии расплачивались с СССР кофейными зернами за поставки оружия. Хрущева во время его визита в Америку впечатлила общая автоматизация всей страны. Так что вскоре на улицах советских городов появились автоматы, продающие газировку и даже пиво. И вскоре Венгерская Народная Республика обязалась производить кофейные автоматы «Омния» для всего соцлагеря — эспрессо-машины делали по итальянской лицензии.

Именно такие аппараты поставили в кафетериях, которые стали открываться в Ленинграде. Все началось в кулинарии Елисеевского магазина на Малой Садовой улице. Но самую большую популярность получил кафетерий от ресторана «Москва», в народе известный как «Сайгон». Он располагался на оживленном перекрестке Владимирского и Невского проспектов. Там работали сразу пять кофемашин, к которым выстраивались длинные очереди. Кофе можно было пить только стоя, причем свободный столик в такой толкучке довольно трудно было найти. Но «Сайгон» был не столько заведением общепита, сколько местом встреч и творческой реализации. Здесь писали и читали стихи, делились запрещенными книгами, планировали первые квартирные выставки и концерты. Так что главным в ленинградских кафетериях и петербургских кафе всегда был не столько кофе, сколько атмосфера...

/
Ольга Сафрошина — текст; Виталий Коликов — фото