все новости
репортажи

Философская оптика Дмитрия Плавинского

06 Мая 2014

«Структуры времени» — это первая персональная выставка в Петербурге Дмитрия Плавинского, одного из основателей и главных художников нонконформизма в России. К сожалению, открылась она посмертно, как дань памяти.

Дмитрия Плавинского называют одним из лучших мастеров московского «неофициального искусства» 60-х годов ХХ века. Он участвовал в знаменитой «Бульдозерной выставке», более 10 лет жил в Нью-Йорке, но в 2004 году вернулся. Плавинский был не только художником, но и философом и создал собственное направление — структурный символизм.

«Наследие Дмитрия очень масштабно, но мы решили сосредоточиться на офортах, которые обычно проигрывают живописи в красочности, — отметила на открытии выставки Мария Плавинская. — В офорты нужно вглядываться, требуется внимание к точке, к линии, здесь совсем другая оптика. Структурный символизм можно развивать. Ведь мир неоднозначен, очень глубок и насыщен. И каждая работа наполнится вашими символами, эмоциями и ассоциациями».

В центре внимания художника — иная, метафизическая реальность. Он пытается постичь тайны бытия и раскрыть секреты древних знаний. В черно-белых и серых по цветовой гамме офортах чувствуются внутренний огонь и особый свет. Руины собора, глаза старухи, заброшенная церковь, исчезающая в ветвях разрастающихся деревьев, — это не просто символы гибели цивилизаций, но и вечное возвращение к началу. Особое внимание художник уделял музыке, о чем свидетельствуют инсталляция «Собор» и одна из последних работ, которую он создал в 2011 году, — «Послание Пифагора в мир Музыки».

Экспозицию Дмитрия Плавинского дополняют фотоработы его супруги. По словам куратора выставки, Елизаветы Шагиной, Мария Плавинская — человек, который всегда был духовно близок художнику, его первая помощница и последовательница. И искусство стало элементом их общей философии бытия.

Открытие выставки в Эрарте посетили многие известные художники, искусствоведы, деятели культуры, в том числе друг семьи Плавинских — артист балета Николай Цискаридзе.

Подробнее о выставке
/
Ольга Сафрошина — текст; Виталий Коликов — фото