Все новости
репортажи

Управляемая импровизация

05 Февраля 2015

Концерт в Эрарте показал, что Санкт-Петербургский оркестр импровизации извлекает музыку из всего: из классических инструментов и листа железа, из стуков и вздохов, из слов и гула...

Оркестр устраивает не просто концерты, а настоящие музыкальные перформансы, которые весьма органично смотрятся в пространстве музея современного искусства. На новой сцене Эрарты разместились почти три десятка музыкантов. Они играли на самых разных инструментах — на скрипках, виолончелях, флейте, тромбоне, рояле, арфе и... самой обычной железной трубе.

Все началось даже не с музыкальных звуков, а со стуков: смычком по скрипке, ладонью по саксофону, барабанными палочками по металлическому листу. А хор — это гул голосов на разных языках. Музыка рождалась как бы вопреки: из дисгармонии и шума. Авангардная композиция исполнялась академическими, джазовыми, фолк- и рок-музыкантами. Так, Николай Рубанов играет на саксофоне в группе «Аукцыон», Екатерина Федорова — ударник этно-группы «Ива Нова», а Наталия Потапенко — аккордеонистка этого же коллектива. В первом отделении прозвучали две пьесы, но не в привычном понимании этого слова. Там не было прописанных по нотам партий, однако была заранее известна некая структура того, что будет сыграно. Внутри этой структуры музыканты свободны. А во втором отделении была полная импровизация.

Впрочем, чистой импровизации не бывает, как признает создатель оркестра Дмитрий Шубин. Ведь каждый музыкант зависит от своего стиля, школы, от партнеров и от дирижера, который общается с оркестром при помощи специальных жестов, далеких от движений классической дирижерской полочки.

Санкт-Петербургский оркестр импровизации — единственный в России. По словам Дмитрия Шубина, для его участников это необычный опыт, ведь это не простая импровизация, а дирижируемая. Это не джем, просто так никто не приходит «поиграть вместе», в оркестре существует прослушивание, репетиции — поэтому это действительно особое музыкальное явление.

/