все новости
репортажи

Гая Арутюнян: «Зрители выросли вместе с нами». Концерт группы «Дети Picasso»

26 Июня 2015

На прошлой неделе в Эрарте выступили «Дети Picasso». Армянские фрески и кадры из фильмов «Параджанова» на большом экране, древние легенды и новые композиции на армянском языке — таким было возвращение группы на большую сцену. Мы публикуем фоторепортаж с концерта и фрагменты интервью с солисткой Гаей Арутюнян.

/

Я люблю академическое искусство. Когда у Сальвадора Дали спросили, что нового в искусстве, он ответил: «Веласкес». Я придерживаюсь той же точки зрения. Я отдаю предпочтение Возрождению, очень люблю иконопись, особенно до XVII века. Вопреки этому, я упорно хожу в музеи современного искусства во всех городах, где удается побывать. Стараюсь себя приучать. Друзья называют меня ретроградом. Возможно, так и есть.

***

Эрарта меня, в хорошем смысле, потрясла. Я ходила по залам и с удивлением понимала, что мне нравится практически всё. Как архитектор по образованию, могу сказать, что здесь отлично организовано пространство. Отдельно хочу отметить ресторан Erarta Café: борщ — точно как у моей мамы. Это высшая похвала.

***

Мне как-то один очень уважаемый музыкант и мой друг сказал: «Ты у нас кто — армянка? Так вот армянские песни и пой!». Я учла этот совет.

***

Пять лет назад мы попрощались с прежними «Детьми Picasso». Теперь всё изменилось — музыка, аудитория, настроение. На концертах мы передаем приветы «Детям Picasso» начала 2000-х. Как в старых армянских легендах: отправляем птичек рассказать им, как наши дела.

***

Зритель очень изменился со времени образования «Детей Picasso». Тогда было совсем другое время, и люди были другими. Многие выросли вместе с нами, помудрели. На наших выступлениях во Франции нет громких криков и безумных оваций. Публика ведет себя очень сдержанно, зато после концерта тоннами покупает диски. Это реакция совершенно другого уровня, и тем она ценнее: настоящий тонко чувствующий меломан всегда реагирует спокойнее внешне, зато глубже воспринимает. Зрители не стали более закрытыми — они просто другие.

***

Был в XVIII веке человек Саят-Нова. Он служил поэтом и певцом при дворе грузинского короля Ираклия II и был влюблен в принцессу. Когда Саят-Нова признался ей в своих чувствах, он был изгнан и долго скитался. Именно тогда он создал свои самые великие произведения. Грузинского короля не помнит никто, а музыканта — все.

Гая Арутюнян («Дети Picasso») после концерта в Эрарте

июнь 2015

/
фото — Виталий Коликов