все новости
репортажи

Художница Александра Овчинникова. Интервью в музее Эрарта

21 Июня 2017

Автор выставки «Авторуины», открывшейся в мае в музее Эрарта, Александра Овчинникова рассказала о своей любви к ретротранспорту, о походах на автокладбища и собственном стиле живописи

  • О приютах старых машин по всему миру

  • О вынужденно ярких красках на холсте

  • О ностальгии по автомобилям с «человеческим» лицом

 

 

Как началась тема автомобилей в живописи

Автомобили завладели мной года четыре назад, когда я съездила в музей под открытым небом Черноусово — автомобили собрал бывший московский гонщик. Здесь (в зале выставки) представлены картины из этого музея. Тема мной завладевала все сильнее и сильнее, четыре года длилась, и вот, наконец, после того как я объездила много таких мест, разыскивая их специально (вот даже в Швецию съездила), эта тема оказалась раскрыта.

Поиск «натурщиц»

«Модели» были найдены во Пскове. В Петербурге я нашла одну совершенно неожиданно — модель стояла прямо на канале Грибоедова. Очень красивый черный автомобиль как раз в среде привычного мне городского пейзажа.

Также было замечательное место в Эстонии — Яна Ярви, приют старой техники. Там я тоже провела немало времени. Автомобили, которые в зимнее время написаны, оттуда. Это действительно приют — там за ними «красиво» ухаживают. Но люблю красоту другую — на кладбище, на свалке…

Об атмосфере автокладбищ

Многие любят разрушенные дома, руины, затонувшие корабли, заросшие кораллами. В общем, здесь то же самое. Мне кажется, что люди в этом месте чувствуют время. Обычно оно течет само по себе, мы его не ощущаем, а когда мы его видим через слои этой краски, через все процессы, которые там происходят, оно действительно начинает иметь какой-то вес. И в целом, если не философствовать, это просто красиво.

/

Об индивидуальности ретроавтомобилей

Старинные автомобили, на мой взгляд, несколько красивее, чем современные автомобили. Они больше имеют личных качеств. Когда начиналось все автомобилестроение, тираж был не такой большой, и машины были более «человечными». Мы даже как-то прорабатывали термин «автоморды». Каждая имеют какое-то свое выражение глаз-фар.

Также я сама в детстве очень много с родителями ездила на различных автомобилях: на горбатом запорожце, на мыльнице. Были еще «щелястик», «ушастик», у дедушки — «Волга» 101-я, на которой олень спереди. Все это какие-то воспоминания детства, которыми я в данном случае еще и делюсь.

Не могу не ярко

Тема старых автомобилей, на самом деле, не настолько грустная. Те же машины, которые я нашла в лесу в Швеции, живут своей какой-то новой, сказочной жизнью, и я не уверена, что им там грустно. Почему же люди со всех концов света едут на них смотреть и что-то чувствовать!? Мне не кажется, что они туда за грустью едут.

Насчет красок — я это в себе пытаюсь иногда победить, но, видимо, это что-то природное. Я стараюсь сделать мягче, поглуше, поржавее, но не получается. Уже давно берусь за какие-то пасмурные задачи, но все равно получается так, как я не собиралась делать.

Главное — живо

Мой стиль — просто мой. Это не сюрреализм. Слово «изм» к себе я не могу приделать до сих пор. Скорее всего, это больше реализм, потому что тут реально все, понятно. Вещи не надо объяснять — это не какая-то там формальная живопись. 

Мне нравится, чтобы было живое — все предметы, которые я изображаю, в любом случае должны быть живыми. Ровно, красиво и прорисованно — как-то не совсем мое. Наверное, это тоже свойственно природе — у меня рука долго не может проводить какую-нибудь тонкую линию. В общем, с Айвазовским не смогу тягаться.

О мастерах, повлиявших на творчество

В свое время был целый год увлечения «Бубновым валетом». Был и Гоген, и Матисс. Это очень большой список — я одного или троих даже не назову.  

Только Эрарта

В Эрарту я эту выставку предложила еще четыре года назад — у нее было название «Крапива». Крапива как бурно цветущее растение, которое растет среди этих автомобилей. Она показывает силу и мощь процесса, ведь это на самом деле процесс не гниения, а какого-то нового, мощного движения, которое там происходит.

Я сразу видела только Эрарту для этой выставки. А вот этот чудесный зал с такими серо-зеленоватыми стенами — он мне максимально подходит.  

Эльвира Егорова
Роман Киташов
Сергей Альхимович, Тимофей Стекольщук