Все новости
репортажи

Фотограф Владимир Антощенков. Интервью в музее Эрарта

24 Августа 2017

В начале августа в музее современного искусства Эрарта открылась выставка петербургского архитектора и фотографа Владимира Антощенкова «Избранные фотографии». Команда музея поговорила с автором о самых удачных точках съемки Петербурга, о случайных кадрах и экстремальных ситуациях

• Откуда получаются самые удачные снимки Петербурга

• Как Владимир Антощенков чуть не замерз на крыше Смольного собора

• О каком потерянном кадре фотограф жалеет сильнее всего

О выставке «Избранные фотографии» в музее Эрарта

Выставка называется «Избранные фотографии». Слово «избранные» имеет двоякий смысл. Первое, что приходит на ум, когда слышишь слово «избранные», что это самые хорошие фотографии. В данном случае «избраны» они не по такому принципу. Мне хотелось бы дать — хотя на выставке всего 60 фотографий — всесторонний портрет Петербурга. Нужно было из каждого раздела (от ред. — у автора более десятка альбомов на разные темы) найти хоть сколько-нибудь фотографий, сбалансировать все это и получить разнообразную картину. Я надеюсь, что здесь это получилось.

Об удачных точках съемки в Петербурге

Вообще-то говоря, все точки Петербурга для съемки, я бы сказал, насколько израсходованы и настолько всем известны, что хоть фундаменты под штатив ставь. Скорее, чтобы сделать оригинальную фотографию с достаточно стандартных точек зрения, нужно иметь погодные условия какие-то необычные. Зимнюю канавку кто не снимал?! Мне когда-то один раз удалось. Снежок как-то выпал, стал таять красиво, и удалось ее романтично снять. Так что важны условия солнечного освещения, дождь, туман и прочее… Ну, фотографы это все знают и пользуются этим.

Необычные точки — это, скорее, по верхам, с крыш. Дело в том, что они, эти точки, вообще говоря, были зафиксированы необычным образом. Во время войны для того, чтобы следить за бомбежкой, были устроены такие смотровые вышки типа будочек. Естественно, их сделали в тех местах, откуда обозрение хорошее. Поскольку эти будки заметны, то я довольно систематично их обследовал. И действительно с них открываются достаточно интересные виды.

Об экстриме

Самая высокая точка была вертолетная, но это неинтересно. А из забавных, с происшествиями — это, пожалуй, фотография со Смольного собора, с фонаря. Она здесь присутствует, эта фотография. У меня там (в Смольном соборе) была выставка, мы познакомились с главным инженером, и он выпустил меня наверх. Произошло вот что — путь наверх идет через одну из колоколен, там такая стремяночка своеобразная, потом выходишь наружу, по куполу и к фонарю. Очень повезло с погодой. Снимок получился, я его публиковал неоднократно. Но пошел обратно — а обратно закрыто. Стал громко кричать. К счастью, экскурсовод недалеко ушел. Она заперла почему? Потому что голуби залетают. Высвободила меня. А так бы не знаю, что делал, — там неприятно, холодно.

О случайности в фотографии

Я репортажами никогда не занимался, но, идя по городу и имея при себе аппарат, можно иногда случайно, а иногда, может быть, даже где-то и предвиденно, увидеть что-то такое, что заслуживает съемки. Тут нужно быть настороже, потому что это может быть какое-то мгновение. Шел снимать с определенной целью и вдруг вижу! Здесь есть такой кадр — мужчина сидит на краю фургона, напялил на себя куски водосточных труб, как латы, и сияет, как медный самовар. Это одно мгновение. Просто аппарат есть, он улыбается, нажал на спуск и получился кадр. Но это не скажу, что часто бывает.

О потерянных кадрах

Я помню такой забавный и трагический случай. На Варшавском вокзале есть скульптура Владимира Ильича с протянутой рукой. Как-то я иду, а у подножья сидит нищий и тоже протягивает руку. В одинаковом жесте они просто просились в кадр — а аппарата не было.

О волнующей сейчас теме

Есть одна тема, которую я не доснял и которую надо бы доснять. Это промышленная тематика. По многим причинам. Во-первых, потому что старых заводов уже скоро совсем не будет, а там и интерьеры интересные. Но главный у меня был просчет при съемке промышленности, который здесь виден, — я мало снимал людей на заводах, и хотелось бы это как-то компенсировать. Может быть, удастся когда-нибудь еще.