en
сегодня у музея выходной
купить билет

отрывок из главы

…Так они и жили, тихо и размеренно, и ничто не предвещало перемен. Но, как известно, даже маленькие события могут иногда привести к большим непредвиденным последствиям.

Как-то раз вся королевская семья собралась на обед в Незабудковой столовой, названной так джинном не в честь одноименного небесно-голубого цветка, а чтобы закрепить в сознании окружающих мысль о том, что нельзя забывать вовремя поесть. После традиционного обмена ничего не значащими фразами о погоде все принялись обсуждать проходивший в это время Королевский теннисный турнир. Джинн начал отпускать шуточки насчет традиции Синих обозначать ноль в счете теннисного матча словом “love”(*31), и потешался над тем, что такое смысловое употребление делает знаменитый хит “All you need is love” квартета «Синие жуки» песней хронических неудачников. Принц Ультрамарин яростно спорил с джинном, а королева Индиго время от времени хмыкала в поддержку то одного, то другого.

Внезапно принцесса Лазурь отшвырнула в сторону вилку и с раздражением воскликнула:

 Мне осточертели сырые раки! Почему их нельзя сварить?

От неожиданности Гога выронил из клюва орех, с которым боролся последние пять минут, а джинн незаметно придвинул к себе cырную тарелку на случай, если принцессе придет в голову начать бить посуду. Королева Индиго, привыкшая к эмоциональным всплескам дочери, не теряла спокойствия:

— Потому что раки, если их сварить, станут красными, — спокойно ответила она, но принцесса продолжала упорствовать:

— Ну и пусть они станут красными, что в этом плохого? Почему нам противопоказаны вареные раки?

— Потому что наша главнейшая обязанность — блюсти чистоту своей голубой крови, — настаивала ее мать. — Мы не должны добавлять в нее никакого другого цвета. Это азбучные истины, и ты это прекрасно знаешь.

— Хорошо, — не унималась принцесса Лазурь, — давайте не добавлять другого цвета, но можно хотя бы перед глазами иметь поменьше синего? Почему у нас в море плавают исключительно синие марлины (*32), на болотах живут только голубые лягушки, а в полях растут одни васильки с колокольчиками? Почему все куклы у девочек — русалки с синими волосами, а на десерт не подают ничего, кроме кексов с голубикой и сыра Blue с плесенью?

— Но, дорогая, сыр Blue — прекрасный сыр и мы так его любим… — растерянно произнес джинн, как раз в этот момент подносивший ко рту большой кусок этого самого сыра на крекере. — И потом, как мы можем сократить для тебя количество синего? Я синий, и Гога тоже синий. Ты не хочешь видеть нас за одним столом?

Не понимая смысла произносимых слов, но улавливая общую интонацию разговора, встревоженный попугай подскочил к принцессе и, заглянув ей в глаза, спросил:

— Гога хороший?

В нормальной обстановке принцесса Лазурь погладила бы его по голове, но сейчас она была не в духе.

— Это просто синяя тоска! С сегодняшнего дня я объявляю голодовку! – отрезала она и, опрокинув стул, шумно выбежала из столовой.

Не дождавшись ответа на свой вопрос, Гога ускакал обратно и в сильном волнении принялся раскачиваться на спинке стула, стараясь понять, стоит ли ему возвращаться к обеду или все рухнуло, и теперь не до орехов. Его хохолок то падал назад, то выпрямлялся вверх, что сигнализировало о бушующей в нем буре чувств.

— Какая ужасная сегодня погода, не правда ли? Да и на завтра не обещают ничего хорошего, — сделав глубокий выдох и сосчитав до десяти, чтобы успокоиться, произнесла королева Индиго и поискала глазами корги, но не нашла: те обедали в другой комнате.

— К черту вашу знаменитую вежливость, маменька! – взорвался принц Ультрамарин. — У вас дочь объявляет голодовку, а вы все о погоде

— Хорошо, — неожиданно быстро сдалась королева Индиго, и обведя несчастным взглядом сидевших за столом, спросила подавленно: — Что вы обо всем этом думаете?

— Я думаю, что хорошо питаться было бы хорошо, — поспешил сделать заявление джинн, но принц Аквамарин не дал ему шанса сесть на своего любимого конька.

— А я считаю, что нам давно пора начать сотрудничество с другими красками— решительно заявил он матери. — Еда здесь ни при чем: вы знаете, я сам готов есть одну овсянку с голубикой на завтрак и рыбу с раками на обед, но наша страна скоро начнет отставать в развитии, если не будет пользоваться достижениями других народов.

— Нельзя ли попросить разогреть суп? — вкрадчиво попросил джинн, чувствуя, что разговор может затянуться. 

— Но мы же все напрочь размежевались! Мы же не хотим никакого сотрудничества с другими красками— напомнил всем принц Ультрамарин.

— История не стоит на месте: было время размежевываться, а теперь настает время интегрироваться, — продолжил свою пламенную речь принц Аквамарин. — Признайтесь, матушка, разделение государств было проведено не самым оптимальным образом для нашей экономики: например, Зеленым достался наш Гринвич (*33), и сейчас мы им платим за синхронизацию наших часов, при том, что не они, а мы установили шкалу отсчета времени! Незадолго до появления Нового Цвета мы разработали суперкомпьютер Blue Gene и играющий в шахматы компьютер Deep Blue (*5), а что выдающегося мы сделали с тех пор? Мы же не хотим, чтобы нас называли Старым Цветом в том смысле, что мы больше ни на что не способны?

Королева Индиго, казалось, размышляла над аргументами сына, но на самом деле она думала совершенно о другом: «Я не могу допустить, чтобы моя дочь чувствовала себя несчастной. О чем я буду вспоминать на смертном одре: о том, что было необходимо соблюдать государственную политику? О том, что я была права, а моя дочь — нет? Отнюдь: я буду вспоминать о том, что я могла сделать для своей дочери то, что она хотела, но не сделала, и эта мысль не даст мне умереть спокойно». Такая простая житейская мудрость помогла королеве принять правильное решение, и не успели джинну принести разогретый суп, как королева Индиго решительно тряхнула головой и, чувствуя историческую важность момента, произнесла торжественно, как тронную речь:

— Мы, королева всех Синих Индиго Вторая, постановляем, что в интересах нашего народа нам следует организовать морскую экспедицию в соседние страны в целях налаживания торгового и культурного обмена. Принц Ультрамарин назначается ответственным за экспедицию, принц Аквамарин — за ведение переговоров. Мы, королева, берем на себя консультации с Парламентом и спецслужбами по поводу предстоящей поездки. 

 

Долина красок. Книга




экспресс-тур по Долине Красок