en
сегодня музей работает c 10:00 до 22:00
купить билет

отрывок из главы

…В тот день на повестке Сената стоял целый ряд насущных вопросов: сенатор от Тыквенного штата вышел с предложением праздновать Хэллоуин (*132) ежемесячно; Оранжерейный штат поставил на голосование вопрос о замене апельсина в качестве государственного символа на тигровую лилию, мотивируя это тем, что лилия больше апельсина отвечает традициям геральдики (*133); сенаторы от Персикового штата требовали делегировать им, как специалистам по всему, что связано с персиками, эксклюзивное право выносить пичмент и импичмент президенту (*134), а Мандариновый штат выдвинул инициативу «Оранжевые робы не только заключенным, но и охранникам!» (*135). После продолжительных дебатов изо всех предложений было принято лишь одно, поступившее от Кирпичного штата, и в протокол внесли решение о начале строительства Большой Кирпичной Стены на границе с соседями в целях прекращения нелегальной иммиграции (*136). За это решение сенаторы проголосовали единогласно, поскольку оно идеально соответствовало международному  принципу соблюдения чистоты цвета; кроме того, аналогичная стена, когда-то давно возведенная в Империи Желтых, доказала свою эффективность. Остальные вопросы были отправлены на доработку.

После перерыва освежившиеся ядовито-рыжей «фантой» сенаторы перешли к дебатам по вопросу оранжевой революции (*137) и использовании терракотовой армии (*138). Забеспокоившиеся было Синие к своему облегчению быстро поняли, что речь идет не о боевых действиях, но об идеологической революции, которая была призвана не свергать чужие государственные режимы, а осуществлять революционный переворот в сознании собственных граждан с целью повышения их оптимизма и веры в коллективный успех. Процесс повышения оптимизма сенаторы называли оптимизацией и придавали ему важнейшее значение. Перед терракотовой армией была поставлена задача воспитать из своих солдат бойцов идеологического фронта, чтобы они затем без устали проводили с населением Соединенных Штатов разъяснительную работу, внедряя в их сознание позитивные лозунги вроде «Оранжевый цвет – самый заметный» (*127), и доводили до сведения граждан важные, но малоизвестные факты, например, то, что записывающие устройства в самолетах, известные всем как «черные ящики» на самом деле оранжевые (*127).

По окончании дебатов слово предоставили королевской семье. Синие вышли на подиум с картиной известного импрессиониста, и принц Аквамарин на правах будущего монарха произнес краткую речь, больше похожую на тост:

Мы дарим вам этот шедевр из нашей фамильной коллекции потому, что именно его знаменитому автору принадлежат замечательные слова «Нет синего без оранжевого» (*139). Художники первыми открыли, что синий в соседстве с оранжевым становится глубже, а оранжевый в соседстве с синим приобретает особую яркость. Давайте же воспользуемся этим знанием и сделаем наше сотрудничество работающим во благо обеих стран!

Последние слова принца Аквамарина утонули в бурной овации. Сенаторы повскакивали с мест, многие брослись на сцену жать Синим руки. Синие, памятуя о силе рукопожатия Оранжевых, пришли в замешательство, но тут заиграли гимн Синих, а затем гимн Оранжевых, и все вытянулись, приложив правую руку к сердцу (*127). Пальцы Синих были спасены. 

Когда отыграли гимны, принцев и принцессу пригласили в Рябиновый кабинет на чай с президентом и его женой, которую здесь называли леди №1. Президент Джинджер оказался необычайно высоким и энергичным, а его жена — необычайно ухоженной и молчаливой. С энтузиазмом пережав всем руки и перехлопав каждого по плечу, президент Джинджер пригласил гостей рассаживаться за овальным столом, уже сервированным к чаю. Не дожидаясь остальных, он первым уселся на место, перед которым стояла самая большая чашка. Отработанным движением президент Джинджер скинул пиджак, ослабил узел своего ярко–оранжевого галстука и поставил перед собой на стол песочные часы, извлеченные из карманов брюк, после чего, закатав рукава рубашки, бросил клич:

— Ну что ж, давайте делать деньги! (*140)

— Эээ — озадачанно протянул принц Аквамарин, — мы думали, что деньги делают бизнесмены, а не политики.

— А я и есть бизнесмен, — нисколько не смущаясь, ответил президент Джинджер. — Знаете, как я сказочно богат?

 

Долина красок. Книга



экспресс-тур по Долине Красок